начало добавить в избранное
о портале
Дальневосточная Музыка Создать свою страницу на портале Карта сайта translate this page into english
новости
музыка
слово (статьи)
архив
общение
 
Klin_t - Прощай
2015
"Klin_t" – «Прощай»
подробнее
Klin_t - Эйфория
2016
"Klin_t" – «Эйфория»
подробнее
все альбомы

  Cейчас на dvmusic.ru
 Музыкальных проектов 3598
 Музыкантов 10425


  C днем рождения!
Вадим "Hemb" Друсинов ("ФАН КЛУБ")

Hemb ("FAUNA")

The Толик ("Blackness")

Сергей Куплетский ("АльтаVиста")

Игорь Дунаев ("Я и Ду")

  Последние сообщения в форумах
ldcrnrryve [spurelef]
yjqzphdyol [spurelef]
viagra from uk [spurelef]
lnesefbaem [spurelef]
tnnxvdtuju [spurelef]
mqlbiglkal [spurelef]
nkvwevroka [spurelef]




Статьи на Дальневосточной музыке




Юрий Третьяков «Мексиканские пчелки-убийцы». Взлет разрешен?  | 2000 |  Читали: 6643 | Отзывы: 0


Наверное, это неправильные пчелы... И они дают неправильный мед! ВИННИ ПУХ Группа «Мексиканские пчелки-убийцы» как-то очень быстро стала одним из символов молодежной культуры Владивостока. Вы еще не слышали о них? Ничего страшного. У нас и о Леониде Бурлакове не все знают. Может, вам это и не нужноЙ Просто несколько фактов. «Мексиканские пчелки-убийцы» (они же «Пчелки», они же Mexican Killer Bees, они же MKB) – группа, выпустившая альбом, в течение полугода находящийся в первой двадцатке продаж магазина CD Land. Удостоившаяся на MTV рецензии более хвалебной, чем австралийские динозавры из AC/DC. И собравшая летом на центральной площади несколько тысяч поклонниковЙ Пчелы, как известно, дают мед. Медок «Мексиканских пчелок» явно не совсем правильный. Их музыка – с горчинкой американских «Красных Перцев». Впрочем, сладость цветов яблонь и груш тоже присутствует. Гости второго номера «Дела» – вокалист MKB Евгений (Жука) ПАЛЕНЫЙ, гитарист Вадим ЗАРЮТА и менеджер коллектива Максим ДЕЙНЕГА. Все мы учились в «кустах» (Дальневосточный Государственный институт искусств – Ю. Т.), на актерском отделении, но на разных курсах. Встречались только на переменах. Выходим. Покупаем пивка. Садимся. Берем гитары. И творим. За перемену сочинялось песен по 30. Тут же предлагали благодарным зрителям «заценить» их. К вечеру, когда пиво из головы выветривалось, осознавали, что 29 сегодняшних песен (а чаще все 30) – дерьмо полное. Но что самое странное – иногда очень неплохо получалось. Жалко, сейчас мы тот репертуар не можем исполнять – поезд ушел. Даже если берешься – все равно по-другому звучит... Вот на переменках в институте, собственно говоря, и были придуманы все основные сегодняшние фишки. ...1993 году от Рождества Христова. Просуществовали 2 месяца, дали один концерт и распались. Из нынешнего состава в той группе было три человека – я, Вадик да Руслан. А в 97-м начались фестивали «Пацифик». Походили на концерты, посмотрели – все играют. Давайте и мы покажем, на что способны. Репетировали ровно месяц, а потом решили: сколько можно, пора же играть! В общем, не терпелось... Хотя наш бас-гитарист до репетиций свой инструмент в руках практически не держал. То есть на акустической гитаре-то он играл, но не более. Просто я ему еще на первом курсе предложил быть нашим басистом. И вот в 97-м спросил: «Помнишь?» «Помню». «Понимаешь, что тебе грозит?» «Понимаю». «Сегодня вечером репетиция. Приходи». Пришел. Нашли ему какое-то жуткое корыто (сейчас такое и в руки никто из нас не возьмет). Стал играть. Еще у нас был гитарист Егор. Вот он ни на какой гитаре не играл вообще. Кстати, и до сих пор не научился, хотя уже не с нами. А тут концерт. Подхожу к звукооператору, говорю: «Вот этого парня видишь? Очень тихо сделай ему гитару, очень тихо. Пускай он, что хочет, вытворяет - прыгает, руками машет, показывает, чтобы громче сделал – все равно, не выводи его. Вот того выводи» – показываю на Вадика. Так и отыграли. Отрепетировано у нас было ровно 15 минут. 5 песен. У одной продолжительность - 1 минута 4 секунды, у другой - 2 минуты... В принципе, всех удивили. Как и планировали. Вспоминается история «Битлз». Тоже вначале набирали группу по принципу личной симпатии. А потом вдруг понадобились люди, которые умеют играть на музыкальных инструментах. Начались перетасовки, даже увольнения. Когда Ринго Старр сменил за барабанами Пита Беста, весь Ливерпуль негодовал, кстати. А как с этим у вас? У нас все не так драматично. Просто все научились играть. Я считаю, что в «Пчелках» сейчас хорошие музыканты. Серега сейчас – далеко не последний басист в этом городе. И своеобразный очень. - Кстати, о своеобразии. Ваш стиль можно охарактеризовать словами? Как-то MTV рецензировало наш альбом Tomatos. Сказано было следующим образом: «Это угарная смесь ска, панка и не поддающихся классификации стилей». А в принципе, никакого стиля нет. Есть подача, дух. Мы раньше называли нашу музыку «даун-рок». А сейчас и не хочется играть в каком-то стиле. Скажем так, есть музыка, которая нам по кайфу. Нравится (это смесь панка и регги). Нравится фанк. Нравится рэп. Рэп? Или хип-хоп? Если честно, я в этом не особенно разбираюсь. Наверное, хип-хоп – более широкое понятие. Вот, скажем, Децл – это рэп. А, к примеру, Bad Balance - хип-хоп. А их совместный проект – Bad B Alliance? О-о-о! Это наконец-то рэп с хип-хопом слился! Ладно. Ну, а какие-то группы влияние оказывают? Да на самом деле всё, что ни попадя. Кроме Децла. Red Hot Chilli Peppers любим. А как-то раз сказали, что мы очень сильно похожи на группу Mano Negra. Хотя вот это полный глюк на самом деле. Возьмите альбом «манонегров» и ткните пальцем – чем мы на них похожи? Так у нас не французский, а старофранцузский. Языки-то разные! Вот если я буду разговаривать по-русски, а ты по старославянски, мы друг друга просто не поймем. Секрет. У нас Татарская Чебурашка – носитель старофранцузского языка. Это мы барабанщика так ласково зовем. И еще он - желудевый человечек Скипирич. Вообще-то мы слушаем самые разные группы. Иногда бывает, что и «Руки вверх». Но мы не сдираем песни, аккорды, мелодии, как делают НЕКОТОРЫЕ владивостокские группы. Я думаю, они поймут, когда прочитают. А мы только настроение берем. По-разному. Как правило, сочиняем на волне посещающей нас дурацкой радости. Три строчки - один, потом - другой. Очень редко бывает, чтобы кто-то что-то придумал от начала до конца. Ну да. Хотя слова для нас не важны. Важно настроение. - Однако же самые популярные ваши вещи – «Катюшка», «Шпинат», «Кожаное пирожное» - на понятном слушателям русском языке. Дело в том, что текст для нас – это не то же самое, что для Шевчука, к примеру. Или того же Децла. Хотя в принципе, мы бы не отказались от какого-нибудь веселого текстовика. Кстати, иногда совершенно тупая вещь обрастает каким-то смыслом. Чего-нибудь сделаешь просто так, а кто-то начинает искать в этом сермягу. «Я понял! Это вы Филиппа Киркорова простебали!» А ведь неглупые люди! - Наверное, это те, кто на Гребенщикове воспитан. Привыкли за каждой строчкой еще что-то видеть. Да нет, не обязательно. Совершенно нормальные люди. - А ваш стеб – это от души? Или коммерческий рассчет? Ведь сейчас полно групп, играющих что-то вроде рока – «Ляпис Трубецкой», «Леприконсы», - которые популярны чисто за счет стебовых текстов? «Леприконсы», с нашей точки зрения – плохая группа. А «Ляпис» – серьезный коллектив, сильные музыканты. Кстати, далеко не все просекают, что их тексты - это стеб. Многие воспринимают все совершенно серьезно. Какой-нибудь пацан буквально плачет, слушая о том, как девчонка долго думает – отдаваться парню или нет. Здесь два уровня восприятия. Кто-то понимает, что это стеб, оттого и кайфует. Кто-то думает, что это серьезно, и его кайф именно в этом. Тот же случай и у нас, наверное. Вот у нас есть песня - называется «Баллада о них». Вообще она на старофранцузском. Оригинальное название – ТPleurs de les herrisonesУ. На самом деле название было придумано совершенно тупо. Потом уже возникла идея, что это вроде как песня про женский батальон, который защищал Зимний дворец в 1917 году. В итоге многие серьезные люди слушают ее, пытаются там какие-то слова разобрать, и думают: «О! Какая умная песня!» Кстати, по этому поводу история. Ее рассказала моя младшая сестра, а ей - подружка. Она сидела и слушала наш альбом. Как раз «Балладу о них» (надо сказать, достаточно красивая песня). Тут подходит папа, гладит ее по головке и говорит: - Умница дочка! Хорошую музыку слушаешь. Джо Дассена! Сходил на кухню, возвращается – в этот момент играет «Кожаное пирожное». - А-а-а! – говорит. - Вот эти уроды, наверное, тебе и нравятся! - Папа! Так ведь это одна группа! - Да? Ну... В общем, ничего так... - Ваша аудитория – это кто? Естественно, можете сказать: «Самая разная». Так и Лагутенко говорит, и Шевчук, и Пугачева... Но ведь реально у каждого из них – свой слушатель. Если говорить не о людях, которые тебе симпатизируют, а именно о фанатах – у любого исполнителя это девочки от 12 до 16 лет. Ну, и мальчики чуть постаршеЙ Они одновременно любят Лагутенко, Гребенщикова, «Руки вверх» и все, что только можно любить. Не понял. Ты про кого говоришь? Про Пугачеву? Да, и про нас тоже. Но, в принципе, аудитория «Пчелок» – это молодежь. А это у всех исполнителей так. Компакт-диски покупают в основном дети. Я, например, уже не покупаю. Во всяком случае, редко. И опять-таки то, что нравилось в нежном возрасте – в 13-14 лет. Было бы странно, если бы нашу музыку слушали взрослыеЙ Хотя на концерты самый разный народ ходит. Как-то играли мы в Амурской области, в Райчихинске. Так вот там люди уже под 50 цветы дарили. За «Катюшку». Да, в Находке. Был День пограничника. Праздничный концерт на стадионе. Естественно, музыкантов от публики отделяет милицейский кордон. Исполняем «Катюшку» опять-таки. И вот сквозь оцепление прорывается женщина лет 50-ти с совершенно ошалевшими глазами, подбегает ко мне с букетом ромашек, жадно целует меня, обнимает, и жарко шепчет: «Спасибо!!!» Так что есть у нас вещь, которая «цепляет» любой возраст. А некоторые говорят про «Катюшку»: «Вот, опошлили песню». Да она сама по себе пошлая. Точнее, лубочная. Нет, «Темная ночь», скажем – это настоящее. - Расскажите про свой компакт-диск – как вы его выпускали? С приключениями? Да вообще–то довольно ровно все было. Только Ярулин упал. Скорее от избытка сил. Бегал вокруг Дома молодежи, где мы записывались, физкультурой занимался. А там прямо на дорожке лежал бетонный блок, чтобы машины не ездили. Он сам серый, дорожка тоже серая, было уже темно... Мы там работали до ночи, поскольку запись – процесс долгий. К тому же до этого подобного опыта у нас практически не было. А наш продюсер Олег Чубыкин находился в студии практически круглые сутки. - Кстати, объясните, наконец, чем продюсер отличается от простого звукорежиссера? Он не просто записывает, а еще и улучшает то, что записано. Можно ведь сделать разный звук. Шершавый, лажовый, гладкий, бархатистый. Короче, сращивает человек. Обдуманно сращивает. - То есть Чубыкин говорил вам: «Вот эта вещь будет звучать вот так»? Да он не говорил. Молча делал. Иногда нам это нравилось, иногда нет. Но терпели. Например, «Кожаное пирожное» просто оплевал. Может, потому, что уже завершали запись, все усталиЙ Вадик за «Собачий вальс» в конце этой песни просто воевал. Отстоял все-таки. Да как сказать. Гордый... Может и наорать. Это Жука придумал. Хорошее слово. Интернациональное. - Кстати, о международных делах и томатных кетчупах. Мексиканское кафе Magic Bell сотрудничать не предлагало? Выходили они на нас. Но это неинтересно. Маракасы, пончо, сомбреро, «Беса Ме Мучо»... Если бы это был не «фаст-фуд», а ресторан, где можно давать концерты... Но кушать туда мы ходим. Отрабатываем название. Здесь все весьма странно. Как оказалось, у нас можно записать достаточно качественный альбом, но вот можно ли снять такой же качественный клип? Для нас это еще вопрос. Ну, они же сами не снимают. В ротацию поставить готовы. Особенно им понравилась Apres на французском языке – есть вероятность, что она и за границей понравится. В старой Франции. Или даже в Канаде. - Да еще если канадцы узнают, что поет человек по фамилии Паленый. Там же украинцев - миллион. М-да-а. Но пока сделать клип нам не удалось. Один раз отсняли, и даже вроде бы понравилось. Осталось смонтировать. Но – все это происходило 13-го числа. Кассета просто посыпалась. А ведь новая была... С «Бетакамом» такое случается раз в 20 лет. Нужен хороший режиссер. А то, бывает, приходят и говорят: «Ну, давайте мы вам щас клип снимем!» Начинаем съемки: «Ну, так что нам делать-то?» «Ну, делайте че-нибудь! Попрыгайте! Вы ж веселые! Вот и веселитесь!» Ни сценария, ни раскадровки. Но, может быть, в ближайшее время что-то сделаем. И не на одну песню. - Ваш, говоря официальным языком, «социальный статус» как-то изменился с выходом альбома? Сумма гонораров выросла. Не скажем. А то мировой шоу-бизнес начнет завидовать. Шутка. Ну, какие у нас могут быть гонорары? Музыкальная индустрия во Владивостоке до сих пор не развита. Все продолжают думать о музыкантах как о самодеятельности, которая должна на шару выступать на празднике милиции или дне рождения главного бухгалтера СМУ номер 5. И с этим мнением очень трудно бороться. Хотя кое-что сдвинулось. Еще в прошлом году даже самые известные владивостокские коллективы и мечтать не могли, что, играя музыку, можно зарабатывать. Но между нами и столицами в этом смысле - пока пропасть. Разве что на акциях наших друзей. Ну, как мы можем отказаться сыграть без гонорара на дне рождения «Новой волны», как это делают НЕКОТОРЫЕ коллективы? Их и знают-то во Владивостоке только благодаря «Новой Волне». - Подобьем бабки. Вы выпустили альбом, который хорошо пошел у нас в CD Land"е. Его взял на реализацию в Москве знаменитый «Пурпурный легион» (там он стоит 5). Вас благожелательно упоминает MTV. Песни из Tomatos крутят на другом конце России – в Калининграде. Что дальше? Практически хором: Дальше... Дальше – только космос... (И все радостно засмеялись).
©Дела


обсудить статью  

Страница:  (1 из 0)
Добавить cообщение!
Ваше имя:
Город:
Эл. почта:
И вот что я хочу вам сказать:
код подтверждения
цифры с картинки
обновить код    
Страница:  (1 из 0)
 

дизайн – студия "три точки"
Copyright © dv-rock.ru 1999 - 2003 => dvmusic.ru 2003 - 2017
Концепция, программирование и развитие - Саныч
Кисти и краски - Данила Заречнев
По всем вопросам обращайтесь admin@dvmusic.ru