начало добавить в избранное
о портале
Дальневосточная Музыка Создать свою страницу на портале Карта сайта translate this page into english
новости
музыка
слово (статьи)
архив
общение
 
Klin_t - Прощай
2015
"Klin_t" – «Прощай»
подробнее
Klin_t - Эйфория
2016
"Klin_t" – «Эйфория»
подробнее
все альбомы

  Cейчас на dvmusic.ru
 Музыкальных проектов 3598
 Музыкантов 10425


  C днем рождения!
Вадим "Hemb" Друсинов ("ФАН КЛУБ")

Hemb ("FAUNA")

The Толик ("Blackness")

Сергей Куплетский ("АльтаVиста")

Игорь Дунаев ("Я и Ду")

  Последние сообщения в форумах
cijxntetdt [spurelef]
cfkfenvetd [spurelef]
wcbuiptgpw [spurelef]
tjqsvieell [spurelef]
ssvfltzrcz [spurelef]
ogvnxgfmvm [spurelef]
generic cialis no prescription [spurelef]




Статьи на Дальневосточной музыке




Ирина Полникова Жил-был Маэстро  | 2006 |  Читали: 3582 | Отзывы: 0


Ирина Полникова - Жил-был Маэстро
Фото Анатолия Мезенцева, из архива "МД"
Вчера Хабаровск попрощался с Виктором Тицем, а в воскресенье, не отменив еще в начале сезона придуманного маэстро совместного концерта с японскими пианистами, это сделал его любимый оркестр.
В зале плакали, потому что мы остаемся жить без Тица.
Маэстро возвращается на родину, в Москву. Такое решение приняла его семья

"Его увозили прямо с репетиции..."

А я все верила, что он справится. Что выкарабкается обязательно. Ведь, казалось бы, наметился просвет. Как раз перед Новым годом, когда стал возможен даже санаторий. Наш "Уссури", с отделением реабилитации, куда из второй краевой Виктора Зигфридовича отправили, купировав последствия перенесенного инсульта...

И говорили: вот-вот, еще немного усилий, и он вернется. Ну, как можно в такой сезон и без него? В сезон юбилейный: Дальневосточному симфоническому исполняется ровно семьдесят. Столько планов, идей, проекты придумывались замечательные: и "Новые имена", и приглашенные иностранцы - ученики Тица, которых он вел в Сеульской консерватории или брал на свои мастер-классы, приглашая молодые таланты к нам в Хабаровск из Китая, Японии...

И другие строили мы планы. Что, как только станет ему чуть полегче и он сможет перенести перелет, нужно пробиваться либо в Новосибирский кардиоцентр, либо в "Бакулевку", и спонсоров искать для шунтирования. Первой загорелась этой идеей Ирина Викторовна Никифорова, в Новосибирске у нее целый родственный клан, помогли бы; и Бориса Львовича Резника, нашего депутата Госдумы, к этому подключили, он был готов оказать любое содействие, тем более Тицу. Господи, да разве ж это возраст? Уйти на 68-м году...

...Его увезли прямо с репетиции в Концертном зале филармонии. Вызвали "скорую", когда заметили, что как-то изменился маэстро в лице, стал оседать. Это потом уже выяснилось, что он спешил к оркестру после консультации с врачом и почти у самого ОДОРА чиркнул стоявший на парковке автомобиль. Остановился, чтобы принести извинения, объясниться, а закончилось хватанием за грудки.

Это еще можно было пережить и без особых последствий, если постараться, конечно. Ну, хам и хам, не всех же красота в нашем мире спасает. Сказки все это. Но тут было другое. Хам просто "наложился" на известие, которое непросто было пережить. Виктор Зигфридович, узнав о страшном диагнозе одного из своих ведущих музыкантов, сразу же попросил аудиенции у его лечащего врача: насколько все серьезно? Или уже приговор?

"Нет ни малейшей надежды. Это только вопрос времени..." С тем Виктор Зигфридович и ехал к своему оркестру, настраиваясь, как же себя не выдать. Что было особенно невыносимо, когда музыкант еще был в строю и сидел в первых рядах скрипок, по левую руку от маэстро, как многие, многие годы...

...Я была не из тех, кто ходил на симфонический всегда - в любом настроении, при любой погоде, бросив все дела и настроившись только на высокое. Не получалось так, к сожалению. Но из верной оркестру публики я бы себя выбрасывать не стала. Из любви к нему, из большого уважения к самому Виктору Зигфридовичу. И потому, что многое из того, что удалось пережить в залах, где дирижировал Тиц, останется со мной. На уровне ощущений, подсмотренных жестов, каких-то особых впечатлений, проявления эмоций...

Помню, каким он был счастливым, когда в программе "Новые имена" появилась комсомольчанка Даша Новикова - просто девочка с портретов Веры Серебряковой - с толстой тяжелой косой, с совершенно чудным лицом, а играла Рахманинова, Первый концерт, с которым могли справиться исключительно сильные мужские кисти. И когда она вступала и оркестр замолкал, я наблюдала, как смотрел на нее Тиц: с высоты своего подиума, но не свысока. Оценивал, подбадривал - глазами, одними только глазами. И был очень горд, когда ей стали бисировать, отошел в тень. Но он так улыбался, какой там Голливуд!..

А Дарья сейчас учится в Москве. Как и Арсений Аристов, и Саша Ли, и Даша Кученова - все они впервые вышли на большую сцену в сопровождении нашего симфонического именно благодаря тому, что на их пути встретился такой мощный музыкант. Действительно, народный артист, хотя ему в Москве и "рубили" это звание дважды...

А как он радовался, когда зал начинал чувствовать и загораться?! Боже, с каким восторгом всегда проходили концерты под Старый Новый год, билетов было не достать, как и на открытие сезона, когда был вечный аншлаг. Все знали, что будут экспромты, что-то раскованное, вне программы. Играли легкий репертуар, и почти всегда под занавес был Штраус, и бросало в дрожь от того, как звучали скрипки и духовые и каким был Тиц. У него лопатки плясали под фраком, и глаз горел!..

Он умел сражать. Вот когда праздновали 65-летие оркестра и был совершенно потрясающий вечер, он придумал для каждого своего музыканта свой выигрышный номер. Солировали даже те, кто работал в симфоническом только первый сезон, а "звезды" - Вера Дубовик, Валерий Третьяк, те просто купались в овациях, но кто бы ожидал, что он упросит ведущую альтистку Юлию Павельеву спеть? И так это было замечательно. А потом еще и вывел на авансцену ансамбль контрабасистов. Секстет. В котором играли не только молодые люди, но и дамы. Так своим джазовым выходом они подняли зал...

Помню, что после того успеха Виктора Зигфридовича стали уговаривать, чтобы он взял да продолжил "тему". Подготовил программу из мелодий группы "Битлз": представляете, какой будет бум?! Не согласился. Не желал подыгрывать публике, считал это занятием пустым.

...Стоит перед глазами пустая сцена - такой ход был им придуман однажды, в завершении представления под Старый Новый год. Гаснет большой свет, а перед каждым музыкантом зажигается его свеча. Дирижер уходит за кулисы, и оркестр начинает без него "проигрывать": заканчивают свои партии духовые, задувая огонь свечи, затем уходят виолончели, альты и скрипки, пока на сцене не оставалась одна Вера Дубовик. Первая скрипка оркестра. Она и ставила точку. А потом - бум и море света, и с фужером шампанского появлялся Тиц...

Так и думалось, что он обрадует нас собою и в этот собачий год.

"Он был подарком для журналистов..."

Рассказывает собственный корреспондент газеты "Культура" по Дальнему Востоку, редактор журнала "Словесница искусств" Елена Глебова:

- Я всегда испытывала перед ним трепет и где-то комплексовала, что нужно брать у него интервью, а музыкального образования у меня нет. Был в этом для меня некий дискомфорт. Но собиралась, готовилась, звонила, чтобы договориться.

И ни разу не получила отказ. Он был чрезвычайно занятым человеком, но редкой воспитанности. Интеллигент, каких, увы, мало. "Давайте подумаем, когда..." - слышала я и прибегала точно к назначенному времени; Тиц был известный пунктуал. Он замечательно говорил. Четко, отточенно, с юмором. И когда видел, что включается диктофон, ему ничто не мешало: ни холодный кабинет, какие у оркестра бывали, когда он боролся за его самостоятельность, ни люди на лестнице, куда он выходил курить, а курил он всегда много...

...Однажды я оговорилась, упомянув слово "зритель". Спрашивала Виктора Зигфридовича как раз о том, что не раз наблюдала за ним сама. Когда публика, по всему чувствовалось, впервые пришедшая на концерт симфонического, вдруг начинала аплодировать между частями произведения, что было некстати, Тиц всегда резко поднимал вверх дирижерскую палочку, заставляя зал смолкнуть: "Вас раздражает такой зритель?.." Он мигом меня поправил: "Слушатель. Нет, это ведь новички..." И тут же передо мной извинился, что было поразительно.

Я как-то делала о нем большой материал для журнала и завела разговор о его корнях. И с большим удивлением узнала, что Виктор Зигфридович - из клана репрессированных немцев. В их роду были и аресты, и расстрелы, и высылки. Его родную тетю, к примеру, сослали в Казахстан, в голую степь, на смерть фактически, а семье маэстро, как он говорил, повезло попасть в Иваново. Видимо, Бог зачем-то сберег...

В Иваново он пошел в музыкальную школу, успел закончить даже два курса училища перед возвращением в Москву, хотя там начинал все заново: поступил на первый, ради знаний, ради школы. Он ведь коренной москвич, консерваторию закончил, аспирантуру, и уехал...

Не припомню, чтобы он когда-либо, в отличие от многих других, испытавших на себе сталинизм, "светил" свою биографию, требовал бы себе каких-то благ, привилегий. Я вот с удивлением узнала, что, когда он вернулся работать к нам в оркестр, им с женой пришлось два года жить в комнатке филармонии. Там, где сегодня находится "Аптекарский магазин". Виктор Зигфридович шутил по этому поводу: "Так и жили там, как два полубомжа..."

Можно говорить серьезно о том, что именно он сумел сформировать в нашем городе классическое музыкальное пространство и при этом совершить невиданное: чтобы на симфонический стала ходить молодежь! Вы могли это и сами видеть, сколько славных было в зале лиц...

Он нас приучил к уровню. К высокой планке. К классу. А вот мы, им избалованные, не всегда были сильны на благодарность. Это я о том, что на всех гастролях - будь то Япония, Владивосток или Комсомольск, оркестр Тица встречали исключительно стоя. Какой штрих, верно?

Это и есть признание. И Тиц это очень ценил. Мне не так давно рассказали невероятную подробность, как он вел себя перед выходом на сцену. Уже облаченный во фрак, он никогда не позволял себе в нем хотя бы присесть. Сколько бы времени в запасе у него ни было. Чтобы все было идеальным.

А вот недавно была на органном выступлении, сидела в так называемой королевской ложе, посмотрела вниз, а крышка инструмента вся в пыли, никто даже не подумал проверить. Вроде бы мелочь.

А вот для Тица не было мелочей. Казалось бы, такой недоступный, небожитель, а ведь всякий раз после концерта не забывал про Ирину Викторовну Никифорову, что нужно домой ее подбросить...

Я понимаю, что человек будет жив, пока его будут помнить. Безусловно, он останется для города почетным гражданином, но я - о другом. Чтобы он остался в нас и как артист. Может, стоит подумать над музыкальным фестивалем в честь Виктора Зигфридовича? Не знаю, у меня это все пока не уложилось, представить не могу, как будет оркестр без него...

"Пусть пригоняет машину, в любое время помоем..."

Говорит Ирина Никифорова, заслуженная артистка России, бессменная ведущая концертов Дальневосточного симфонического оркестра на протяжении последних лет:

- Когда Виктор Зигфридович заболел, мы все старались оберегать наш оркестр, говоря всем желающим покомандовать, что это же - наши дети. "Какие дети? Это - работники..." А вот для Тица они и были всегда детьми. Он прекрасно понимал, что кроме выбора репертуара, упорных репетиций, пошива новых костюмов, в чем он был чрезвычайно щепетилен, нужно заботиться и о том, чтобы музыкант был устроен, чтобы зарплата у него была. Вот и устраивал: детей - в сады, ясли, заболевших - к хорошим врачам, квартиры ходил "выбивал", звания талантливым исполнителям. И как это увязать с тем, что нужно было при этом, как я говорила про него, оставаться верным рыцарем Прекрасной дамы по имени Музыка? И ведь он это умел...

Я передать не могу, какая это потеря, и не только для Хабаровска, для всего АТР, ведь именно маэстро поднял наш симфонический на международный уровень, его узнали, успели полюбить. С ним за честь почитали работать многие иностранные исполнители и дирижеры...

Вот сейчас у нас находится Эммануэль Ледюк, француз, обучавшийся у Тица. А теперь вот именно он провел за дирижерским пультом воскресный концерт, который весь был посвящен памяти маэстро. Когда в первом отделении мы вместе с министром культуры выходили к зрителю, нас колотило от волнения, я разреветься на людях боялась, невероятным напряжением сил удалось сдержаться. А в зале плакали, особенно когда исполняли "Адажио" Альбинони в тицевской инструментовке.

Знаете, что обидно? Мы очень поздно узнали, что прощание с ним пройдет в художественном музее и всего полтора часа. Так решили. А оркестр готовился провожать своего художественного руководителя, как и подобает музыканту, из Концертного зала. В понедельник почти до одиннадцати ночи музыканты готовили программу, чтобы сыграть для него в последний раз. Всем составом. А что в музее? Камерный только и смог там поместиться...

...Как-то однажды мне удалось засмущать Тица. Мой сын Саша устраивался на бензозаправку - в такой комплекс, где можно и протестировать автомобиль, и привести его в порядок, и зашел там разговор о фамилии. Его и спросили, мол, что, Никифорова - родственница тебе? "Да, с Тицем работает..."

Что тут произошло, когда все все поняли: что Никифорова - та самая, и Тиц - он маэстро и есть. Знаете, что народ просил сказать Виктору Зигфридовичу для передачи. Чтобы он не смущался и, если надо, пригонял бы к пацанам свою тачку, "помоем в любое время".

- Вот это, я понимаю, слава...

...Об одном жалею. Что так и не решилась напроситься к Виктору Зигфридовичу в гости, на материал. Все чего-то стыдилась, дрожала, что не смогу, что есть еще время в запасе. А его и не оказалось.
©Молодой Дальневосточник, Хабаровск


обсудить статью  

Страница:  (1 из 0)
Добавить cообщение!
Ваше имя:
Город:
Эл. почта:
И вот что я хочу вам сказать:
код подтверждения
цифры с картинки
обновить код    
Страница:  (1 из 0)
 

дизайн – студия "три точки"
Copyright © dv-rock.ru 1999 - 2003 => dvmusic.ru 2003 - 2017
Концепция, программирование и развитие - Саныч
Кисти и краски - Данила Заречнев
По всем вопросам обращайтесь admin@dvmusic.ru