начало добавить в избранное
о портале
Дальневосточная Музыка Создать свою страницу на портале Карта сайта translate this page into english
новости
музыка
слово (статьи)
архив
общение
 
MONOLITH - Тысячи лет во тьме (Demo)
2008
"MONOLITH" – «Тысячи лет во тьме (Demo)»
подробнее
MONOLITH - Длань Предков (Demo)
2010
"MONOLITH" – «Длань Предков (Demo)»
подробнее
все альбомы

  Cейчас на dvmusic.ru
 Музыкальных проектов 3599
 Музыкантов 10426


  C днем рождения!
Алексей Хабаров ("Волшебные Спички")

Aлександр Машненко ("М.Ч.С.")

Александр Половцев ("Plain Folk")

  Последние сообщения в форумах
Moms Very Big Boobs !!! Go!Go!# 7849996 [Jeraldeleme]
Moms Very Big Boobs !!! Go!Go!# 8797534 [Jeraldeleme]
Moms Very Big Boobs !!! Go!Go!# 5293597 [Jeraldeleme]
broker price opinion form ka [Jeraldeleme]
Moms Very Big Boobs !!! Go!Go!# 4489971 [Jeraldeleme]
earn money by sending commercial emails ... [Jeraldeleme]
противогрибковая мазь для ног [Jeraldeleme]




Статьи на Дальневосточной музыке




Ирина Ефимова МИХАИЛ ПИОТРОВСКИЙ: ЭРМИТАЖ — НАШ СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС  | 2005 |  Читали: 5709 | Отзывы: 0


С директором Государственного Эрмитажа России Михаилом Пиотровским мне удалось побеседовать накануне открытия Национального художественного музея. Перед встречей с прессой в Саха театре директор Эрмитажа посетил Арктический институт культуры и искусств, где посмотрел студенческие работы и встретился с преподавателями и ректоратом. Во время встречи, проходившей в неформальной обстановке, Михаил Борисович по большей части молчал, предоставляя говорить хозяевам и своим спутницам — исполнительному директору Союза музеев России Людмиле Александровой и заместителю директора Русского музея Наталье Кулешовой.

АНКЕТА

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России.

Родился 9 декабря 1944 года в Ереване в семье выдающегося ученого-археолога, в течение многих лет возглавлявшего Государственный Эрмитаж, Бориса Пиотровского. Окончил восточный факультет ЛГУ. Стажировался в Каирском университете. С 1967 года работал в Ленинградском отделении Института востоковедения АН СССР. С 1991 года — заместитель директора, с 1992 года — директор Эрмитажа.

Сфера научных интересов: древняя и средневековая история Ближнего Востока, мусульманское искусство и археология. Участвовал в археологических экспедициях в Средней Азии, на Кавказе, в Йемене. Автор более 250 научных работ по истории ислама и арабской культуры, археологии Аравии. Доктор исторических наук. Член Российской академии наук, Российской академии художеств. Заместитель председателя Совета по культуре при президенте России. Председатель Совета директоров Первого канала телевидения. Член попечительского совета Национального художественного музея Якутии.

— Вы всегда такой молчаливый?

— По-моему, все люди больше любят слушать.

— Поверьте, нет.

— Знаете, я ведь в некотором роде публичная персона, мне приходится говорить много и часто. Поэтому, когда предоставляется возможность промолчать, я молчу.

— Директором Эрмитажа до вас был ваш отец, это можно назвать семейной династией?

— Европейцы говорят "семейная династия", американцы сказали бы — "семейный бизнес".

Государственный Эрмитаж — семейный бизнес?

— Ну да.

А у вас есть сын?

— Да. И он совершенно не собирается становиться директором Эрмитажа, как, впрочем, и я не собирался.

А как вы пришли к такому повороту событий?

— Я работал в науке (защитил докторскую диссертацию. — И.Е.), но после смерти отца мне предложили стать директором Эрмитажа.

И вы не смогли отказаться?

— Можно и так сказать.

Эрмитажу когда-нибудь дарили картины якутских художников?

— Вряд ли. При мне — нет. Понимаете, Эрмитаж — это музей мирового искусства, а якутские художники — это другой масштаб. Есть музеи, которые целенаправленно занимаются российским искусством. Русский музей в Санкт-Петербурге, например. Это их ниша.

Эрмитаж вообще современное искусство не интересует?

— Почему? Время от времени мы устраиваем выставки современного искусства.

А что должен сделать якутский художник, чтобы вас заинтересовать?

— Работы должны составлять специальный интерес для Эрмитажа. Перекликаться с его коллекцией, может быть…

Как вообще пополняется коллекция Эрмитажа? За счет подарков в основном?

— Да нет… Что-то, конечно, дарят, что-то покупается. Финансирование оставляет желать лучшего, но что-то покупаем.

Как вы относитесь к тому, чтобы музеи зарабатывали деньги на аукционах?

— Иногда говорят: вот мы продадим сейчас какие-то второстепенные вещи, на эти деньги отреставрируем другие картины, приведем в порядок залы… Но Россия уже попадалась на эту удочку. Я имею в виду 20-30-е годы прошлого века, когда была распродана уникальная коллекция импрессионистов. На аукционах ведь тоже не дураки сидят, начнешь со второстепенных работ, а закончишь продажей шедевра. И еще один момент: уже через десять лет ориентиры могут сместиться, и то, что кажется второстепенным сегодня, окажется завтра жемчужиной коллекции. Мы не вправе решать за будущие поколения и выбирать за них. Наша задача — сохранить культурное наследие. Культура не наследуется, ее надо сохранять, это обязанность общества.

Вы хотите сказать, государства?

— У государства, по большому счету, две обязанности — безопасность граждан и сохранение культуры. Культуре не надо помогать, ее надо содержать. Я заметил, что в Якутии культуре отводится большое место. Так и должно быть.

Много ваших научных работ посвящены культуре Востока. В частности, исламу. Вы мусульманин?

— Совсем нет. Чтобы изучать культуру, особенно религиозную, нельзя быть внутри нее. Иначе получится, что рыбы пишут о рыбах. Но рыб ведь исследуют ихтиологи.

Допустим. Все же откуда такой интерес к исламу? Может быть, повлияло то, что вы родились на Востоке (Михаил Борисович родом из Еревана. — И.Е.)?

— Не думаю. Интерес у меня не только и не столько к исламу. Я историк-востоковед. Темой исследований, включающей в себя историю ислама, был Ближний Восток. Откуда вообще возникает интерес к чему-то? Не могу объяснить.

Интересно, что вы как специалист можете сказать об усилившемся в последнее время противостоянии между мусульманским и "цивилизованным" миром?

— Образ исламского мира как врага цивилизации культивируется со времен крестовых походов, и ничего нового в этом нет. С точки зрения американцев, 11 сентября агрессоры взорвали небоскреб. А те думают, что они нанесли удар противнику в войне, которую не они начали первыми. Много аспектов.

Вы (Эрмитаж) ведь, кажется, именно тогда устроили выставку исламского искусства?

— У нас выставка была до того. А вот в Нью-Йорке после взрыва состоялась выставка. И была самая посещаемая в том году.

Как вы прокомментируете недавний прецедент с арестом французской коллекции Пушкинского музея в Швейцарии?

— Благодаря российскому инциденту происходят изменения в мировом законодательстве. Оказалось, что правительство Швейцарии в силах отменить судебное решение, понимаете? Нужно добиться государственных гарантий на иммунитет от ареста культурных ценностей.

Как вы относитесь к притязаниям Германии на трофейную коллекцию?

— Со стороны Советского Союза это была компенсация за то, что сознательно было уничтожено оккупантами. Не вывезено, а уничтожено. Мы никого не грабили. Все было законно. Если мы сейчас передадим Германии трофейную коллекцию, почему бы не вернуть в Эрмитаж работы, проданные советским правительством в 20-30-е годы?

Почему бы и не вернуть?

— Потому что они были куплены.

Какова судьба благотворительного фонда "Открытая Россия", в совет которого вы входили наряду с Ротшильдом, Киссинджером и Ходорковским?

— Он существовал на деньги Ходорковского. А сейчас, за неимением Ходорковского, сами понимаете…

Когда мы сможем увидеть работы из Эрмитажа в Национальном художественном музее?

— Это долгий процесс. Завтра мы с Асей Львовной (Габышевой, директором НХМ. — И.Е.) подписываем протокол о намерениях. В Казани мы недавно открыли филиал Эрмитажа. Мы перед этим 10 лет сотрудничали и за эти годы провели 3 выставки — по 3 месяца каждая длилась. Это ведь не просто так: "Эрмитаж приехал!" Не просто выставка, а конференции, лекции. Культурное событие, в общем.

Эрмитаж не закрыт для сотрудничества, просто это долгий процесс.

А как же Арктический институт культуры и искусств? Ему в этом году только-только пять лет исполняется, а студенты уже проходят в Эрмитаже копийную практику.

— Да, действительно. Знаете, ведь во всей России всего три или четыре вуза имеют такую возможность, в том числе АГИКИ. Дело в том, что раньше у нас была договоренность с Красноярским художественным институтом, из филиала которого вырос факультет изобразительных искусств АГИКИ.

По наследству, получается?

— Получается, так. На самом деле, нам что Лондон, что Казань, слышали такое выражение?

Нам, татарам, все равно. А как же технические требования?

— Очень много вопросов к техническим моментам, список состоит из 200 требований. Думаете, легко их выполнить?

А что про наш музей скажете?

— Ничего. Я его еще не видел.

***

Открытие Национального художественного музея было очень пафосным. На входе требовали пригласительные, в здании старой типографии собралась вся творческая интеллигенция города. Приветственные слова говорили президент республики Вячеслав Штыров, президент Академии духовности, художник Афанасий Осипов, директор музея Ася Габышева и приехавший специально на церемонию открытия директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России Михаил Пиотровский. После торжественного разрезания ленточки Штырова и Пиотровского повели наверх, к картинам, "Мини-мисс" Кюнней Кардашевская и Фекла Колесова. Позже поднялись все остальные. Смешались гости, художники, журналисты… Улучив момент, я опять подошла к Пиотровскому.
Михаил Борисович, сейчас уже готовы что-то сказать о музее?

— Очень красивый музей. Замечательное здание, в котором уютно не только картинам, но и людям, работающим здесь.

А картины?

— Хорошие работы, особенно меня впечатлил тот зал, где собраны графика и резьба по кости. Чудесные рисунки рядом с рисунками по кости.

Стоило ради этого ехать в Якутск?

— Безусловно, стоило.

- Сможет наш музей принять картины из Эрмитажа?

— Этого не знаю — у нас 200 требований, в том числе такое, например: скорость приезда милиции после нажатия тревожной кнопки. Как это узнать при беглом осмотре?
©Якутск Вечерний


обсудить статью  

Страница:  (1 из 0)
Добавить cообщение!
Ваше имя:
Город:
Эл. почта:
И вот что я хочу вам сказать:
код подтверждения
цифры с картинки
обновить код    
Страница:  (1 из 0)
 

дизайн – студия "три точки"
Copyright © dv-rock.ru 1999 - 2003 => dvmusic.ru 2003 - 2017
Концепция, программирование и развитие - Саныч
Кисти и краски - Данила Заречнев
По всем вопросам обращайтесь admin@dvmusic.ru